Ukraine: Anti-Kiev Forces Running Amok

Случаи похищения и избиения сторонников единой Украины
27 мая 2014 г

(Донецк, 24 мая 2014 г.) – Вооруженные формирования противников киевской власти на востоке Украины нападают, похищают и притесняют лиц, которых подозревают в поддержке Киева или просто считают нежелательными элементами. Эти формирования называют себя «армией Юго-Востока». С апреля 2014 г., когда они захватили контроль над Луганском, жертвами похищений стали десятки человек, в некоторых случаях это сопровождалось побоями и пытками.

Исследователями Хьюман Райтс Вотч на востоке Украины были проинтервьюированы несколько человек, которые заявили, что после похищения в Луганске подверглись жестоким побоям, запугиванию и угрозам. В соседней Донецкой области 24-летний активист из семьи, поддерживающей киевскую власть, также рассказал нам о случае, когда вооруженные люди расстреляли их дом и зверски избили его самого и его отца.

«Ополченцы с помощью побоев и похищений дают понять, что любому, кто не поддерживает их, лучше молчать или уезжать, - говорит Хью Уильямсон, директор Хьюман Райтс Вотч по Европе и Центральной Азии. – Эти формирования творят произвол и никак не контролируются».

Директор школы рассказала Хьюман Райтс Вотч, как вооруженные противники киевской власти забрали ее прямо из школы и устроили над ней «трибунал»: «Так страшно было, не знаю, как у меня разрыв сердца не случился». В другом случае человека на протяжении полутора часов избивали, в том числе плеткой. Ополченцы также похитили группу нигерийских студентов, сопровождая это расистскими оскорблениями. Многие пострадавшие говорили нашим сотрудникам, что боятся мести, поэтому не хотят рассказывать о случившемся, или просят не предавать огласке их случаи.

Все проинтервьюированные нами жертвы похищений содержались в здании СБУ в Луганске, которое ополченцы используют как штаб и одновременно тюрьму.

Многих через день или два после похищения отпускали, однако некоторых предположительно продолжают удерживать. В большинстве случаев жертвами похищения становились местные активисты из числа сторонников киевской власти или жители, которые высказывались за единую Украину. Один из членов мониторинговой миссии ОБСЕ сообщил Хьюман Райтс Вотч, что с начала апреля их наблюдатели документировали в Луганске больше десятка аналогичных эпизодов, причем по меньшей мере в одном случае похищенного – бывшего командира отряда местной самообороны удерживают с 28 апреля.

Сотрудник ОБСЕ в регионе сообщил Хьюман Райтс Вотч, что последнюю неделю Луганск остается без официальной милиции: «На улицах встречаются милицейские машины, но кто в них – неизвестно».

Миссия ОБСЕ должна регулярно обнародовать сведения о таких нарушениях, считает Хьюман Райтс Вотч. Россия со своей стороны должна задействовать возможности влияния на ополченцев, чтобы убедить их покончить с похищениями, избиениями и угрозами.

«Похищения, побои и пытки – это тяжкие преступления и почерк бандитов, - говорит Хью Уильямсон. – Нужно обуздать разгул террора на востоке Украины».

Луганск

14 мая вооруженные люди похитили 55-летнюю Александру Шевченко, директора школы №42 в центре Луганска. Они ворвались в кабинет и под дулами автоматов увели ее на глазах у учителей и учеников. Шевченко, не скрывающая своей позиции за единую Украину, рассказала Хьюман Райтс Вотч, что ее доставили в здание СБУ, допрашивали, оскорбляли и неоднократно угрожали.

По ее словам, около 13:00 в школе появились пятеро вооруженных мужчин, из них двое - с «калашниковыми»:

Мне сказали пройти с ними. Когда я отказалась, они стали кричать грубо, пригрозили силой меня в наручниках увести. Я попросила стакан воды – таблетку от давления выпить, они сначала отказались, потом дали, чтобы я в обморок не упала. Когда я поняла, что меня будут уводить на глазах у всей школы, где я 20 лет отработала, мне стало жутко.

Вооруженные люди усадили Шевченко в машину и отвезли ее с сиреной в здание луганской СБУ: «Стволы из окон машины торчали». Ей неоднократно угрожали, называли «провокатором», «предателем», «врагом России». «Так страшно было, не знаю, как у меня разрыв сердца не случился», - рассказывала она.

В СБУ Шевченко допрашивали несколько человек, некоторые при этом были с оружием. Ей говорили, что она «под трибуналом» за антироссийскую позицию, угрожали «посадить на 15 лет». Туда же доставили мать одного из учеников школы, чтобы, по словам Шевченко, «дать показания» об антироссийской позиции директора.

В вину Шевченко ее похитители ставили то, что она не разрешила использовать школу для проведения 11 мая референдума о статусе Луганской области, а также что она «не отметила» День Победы 9 мая. По словам Шевченко, ни одно из этих обвинений не было правдой. «На меня кричали, заставляли слушать патриотические песни про Россию, говорили, что Украины больше не существует», - рассказывала она.

Через четыре часа Александру Шевченко отпустили. Ее коллеги сообщили о случившемся в милицию, которая открыла уголовное производство.

Сотрудник ОБСЕ в Луганске сообщил Хьюман Райтс Вотч о еще одном эпизоде похищения: этот человек подвергся недозволенному обращению, но боялся не только жаловаться, но и обращаться за медицинской помощью. «Уровень страха зашкаливает», - отметил представитель ОБСЕ.

3 мая вооруженные противники киевской власти похитили двух активистов «Евромайдана» и жестоко избили одного из них. 40-летний Алексей Беда рассказал Хьюман Райтс Вотч, что в тот день он с двумя знакомыми отправился к луганскому военкомату, поскольку узнал о планируемом штурме здания ополченцами. У военкомата собралась толпа людей, которые пришли, чтобы поддержать его захват. В толпе кто-то узнал Беду и стал кричать: «Фашист!» Вскоре его окружили несколько человек, громко называвших его «правосеком» - так противники киевской власти называют активистов ультранационалистического «Правого сектора». Алексей рассказывает:

Тут же появились пятеро боевиков с автоматами, кто-то – в камуфляже, схватили меня, руки за спиной связали, веревку на шею накинули. Анну [знакомую Беды] тоже схватили – она пыталась с ними разговаривать – затолкали нас обоих в машину и увезли.

Алексея Беду и Анну Мокроусову привезли в СБУ и там разделили. Беду отвели в кабинет на четвертом этаже, раздели догола, скрутили руки за спиной скотчем и избивали около полутора часов:

Они меня по очереди били и пинали. Били резиновой дубинкой и цепью по спине, по плечам и по шее. В какой-то момент плеткой стали бить. Кричали, называли правосеком, говорили: «Ты заплатишь за Одессу!» Когда закончили с избиением, начали допрос. Дали мне лист бумаги, сказали, что если хочу на волю, то должен написать что-нибудь «ценное» на себя и на других активистов. Грозились мне ногу прострелить.

Позднее в тот же день человек, представившийся начальником штаба луганского ополчения, заверил Беду, что его отпустят, но до утра придется пробыть в СБУ из-за комендантского часа. После этого ему разрешили одеться, развязали руки и отвели в кабинет без кровати, где он провел ночь.

Анна Мокроусова рассказал Хьюман Райтс Вотч, что после того как их с Алексеем отделили друг от друга, ее отвели на четвертый этаж:

Проверили мой мобильник, нашли там номера активистов. У меня еще остались страницы в Facebook и в других сетях, так что им не составило труда понять, что я – за Украину. «Фашистом» меня называли. Потом сумку перерыли, нашли документы на машину, спросили, где ключи. Я сказала, что у друга, тогда мне велели позвонить ему, сказать, чтобы принес.

По словам Мокроусовой, ополченцы оскорбляли ее и угрожали физическим насилием:

В какой-то момент меня с руками и ногами, связанными скотчем, положили лицом вниз у окна, потому что они ждали, что здание будет обстреливать украинская армия. Один – более вменяемый – принес мне одеяло. Потом все опять стало плохо: они принесли листы бумаги, залитые кровью, сказали, что это - кровь Алексея, что его убили. Сказали, что я тоже живой оттуда не выйду.

Утром следующего дня Беду и Мокроусову заставили вымыть полы к коридоре и отпустили.

Анне Мокроусовой физического вреда не причинили. Алексей Беда получил множественные травмы, рассечения и ушибы. Он рассказал Хьюман Райтс Вотч, что скотч, которым ему связали руки, нарушил кровообращение и у него на момент интервью все еще сохранялось онемение в кистях. Через несколько дней после этого случая Беда с семьей уехал из Луганска по соображениям безопасности. По факту его похищения было открыто уголовное производство, однако милиция его не опрашивала, и у него нет никаких сведений о ходе расследования.

18 мая в Луганске ополченцы задержали группу нигерийских студентов университета им. Шевченко. В интервью Хьюман Райтс Вотч активист луганской горячей линии Луганск SOSсообщил, что около 02:00 18 мая поступил звонок от девушки, которая находилась в ресторане в тот момент, когда туда зашли семь или восемь человек в камуфляже без опознавательных знаков и приказали «всем африканцам следовать за ними». После этого они согнали в группу и вывели на улицу около 20 студентов из Нигерии, сопровождая это тычками и расистскими оскорблениями.

По словам этой девушки, затем она услышала с улицы звуки ударов и увидела, как вооруженные люди грузят студентов в микроавтобус и увозят. Она позвонила в милицию, но наряд так и не приехал. Студент-медик подтвердил Хьюман Райтс Вотч, что среди похищенных были двое его однокурсников.

Хьюман Райтс Вотч ознакомилась с видеозаписью, размещенной на YouTube18 мая, на которой один из лидеров «армии Луганской Народной Республики» Владимир Громов стоит перед группой из восьми чернокожих молодых людей, называя студентов «взводом из дружественной Африки». Владимир Громов заявил, что задержанные люди лояльны к самопровозглашенной республике. "Гвардейское подразделение из Африки было вчера задержано за нарушение комендантского часа. Они употребляли спиртные напитки, кое у кого найдены наркотики, так называемая травка. Они побили помощника депутата. Имя он просил не упоминать", - объявил Громов.

21 мая мониторинговая миссия ОБСЕ сообщила, что двое студентов на тот момент все еще удерживались в СБУ и что наблюдателей к ним не допускают.

В тот же день пресс-служба «Луганской Народной Республики» информировала Хьюман Райтс Вотч, что всех студентов отпустили и они уехали из Луганска. 22 мая председатель киевского Союза африканских студентов подтвердил нам эту информацию. В интервью СМИ 22 мая руководитель Нигерийского сообщества в Луганске заявил, что некие вооруженные люди предположительно похитили еще двух студентов и что «на ребят из Нигерии объявлена настоящая охота».

Донецкая область

8 мая в небольшом селе в Донецкой области трое мужчин с укороченными автоматами Калашникова ворвались в дом про-украинского активиста и избили его самого и его отца. 24-летний «Дмитро» рассказал, что его родители открыто выступают за единую Украину, а отец несколько раз ездил в Киев на Майдан.

По словам «Дмитро», вечером 8 мая вся семья была дома:

Нам видно и слышно было, как они идут: они сломали забор, выстрелили в собаку – промахнулись. Отец велел нам быстро на второй этаж и попробовать через окно на крышу, но они выбили окно и залезли в дом. Все произошло очень быстро.

По словам «Дмитро», один из вооруженных людей погнался за ними наверх и стрелял в отца, когда тот пытался вылезти в окно, но промахнулся. После этого вооруженные люди избили «Дмитро» и его отца кулаками, ногами и прикладами, называя «фашистами» и обвиняя в том, что они на стороне «киевской хунты»:

Меня ударили несколько раз прикладами. Отец пытался сопротивляться, так что ему гораздо больше досталось. Несколько раз ему со всей силы в живот ударили. Говорили ему: «‘Слава Украине!’ помнишь? Придется забыть». Грозились забрать нас в заложники и отвезти в СБУ.

По словам «Дмитро», после этого вооруженные люди открыли внутри дома беспорядочную стрельбу по стенам и предметам обстановки. У него и у его отца отобрали мобильные телефоны. «Дмитро» говорит, что сразу позвонил в милицию, которая быстро приехала, осмотрела гильзы и открыла уголовное производство.

Отец молодого человека получил рассечения, ушибы и разрыв мочки уха и до утра оставался в больнице. Когда его выписали, семья уехала из села, однако родители впоследствии вернулись.